Форум Жизнь в Санкт-Петербурге

Жизнь в Санкт-Петербурге

Обсуждение тем, непосредственно связанных с городом

Можно ли сносить старые неприметные дома в центре Петербурга?

newrussian

Аватар

Откуда:

На сайте с: 10 апр 2009

Сообщений: 534

21 Апреля 2012, 00:02

После смены губернатора перестройка исторического центра Петербурга замедлилась – но не остановилась вовсе. Опубликован список зданий, из которых хотят сделать паркинги. Обсуждается перевод Военно-медицинской академии в пригород с освобождением больших территорий в центре. Градозащитники шумят по поводу сноса нескольких исторических объектов…

                       Все понимают, что процесс нужно как-то цивилизовать, вопрос – как. Об этом мы говорим с Эрнстом КОНДРАТОВИЧЕМ - бывшим главным архитектором управления делами Ленинградского обкома КПСС, ныне руководителем персональной архитектурной мастерской.

Новый Градсовет

- Для начала предложу вам практическую задачу. Вот три здания – бывший детский сад на Мойке, 102:

 

 

Бывшая Карточная фабрика на пр. Обуховской Обороны, 110:

 

 

И дом 7 на 11-й Красноармейской улице:

 

  Эти три здания в старом городе хотят снести и построить здесь новые дома. Здания сами по себе малоценные, защищать их от сноса вроде бы странно. Что вы бы сделали?
- Исходя из общих градостроительных принципов, начать надо с того, что система согласования проектных решений начисто разрушена. По дошедшим до меня сведениям, губернатор ввел, так сказать, режим ручного управления строительством в старой части города, и это очень правильная мера. Но она не заменяет необходимости коренной перестройки системы согласования проектов. Она в советское время была, мягко говоря, несовершенной, а в прошедшее 20-летие она была разрушена полностью.

Мне представляется, порядок должен быть таким. Имеющийся Градостроительный совет распустить. Вместо него создать не Градостроительный совет при главном архитекторе города – главный архитектор сейчас всего лишь зам. начальника главка, - а Градостроительный совет Санкт-Петербурга. Его номинальным председателем должен быть губернатор. Но губернатор, конечно, не будет вести работу совета, его первым замом должен быть председатель Союза архитекторов Петербурга, который всех нас, архитекторов, объединяет в какое-то целое. Замами должны быть главный архитектор Петербурга, главный архитектор по градостроительству, главный художник и главный инженер. В совет должны входить по должностям, а не по лицам. Это должны быть председатели комитетов, связанных со строительством, в том числе и инженерных ведомств. Далее руководители кафедр двух архитектурных факультетов, Академии художеств и ГАСУ. И лауреаты Государственных премий – главы авторских коллективов.

- А такие у нас есть?
- Есть. Я, например (смеется).

- Значит, большинство архитекторов, которые сейчас входят в Градсовет, в новом совете, по вашей модели, работать не будут?
- Не будут. Люди, которые застраивали город в последние 20 лет, они, видимо, люди малообразованные и довольно ограниченные. Хотя у нас сейчас все профессора, все академики, все члены кафедр, комитетов и советов, все заслуженные архитекторы России. То есть сплошной триумф, а в городе черт знает что построено.

- Таким образом, Градсовет вы предлагаете создать из чиновников.
- Из ответственных чиновников.

- Чиновники одновременно некомпетентны и коррумпированы. Чем они лучше волчьей стаи архитекторов?
- Найти сейчас людей идеальных невозможно.

- Решения этого нового Градсовета Петербурга, возглавляемого губернатором, будут обязательными?
- Да. При этом они будут неизбежно оглядываться на номинального председателя – губернатора города. Хоть несколько минут в неделю губернатор будет интересоваться, как работает Градсовет. Его первый заместитель, председатель Петербургского союза архитекторов, должен будет ему регулярно докладывать, что было принято на заседаниях.

- А, например, Попов Владимир Васильевич, нынешний президент Петербургского союза архитекторов, готов к выполнению таких обязанностей? Ему 83 года.
- Мне трудно говорить, потому что мы знакомы лет 60… Но он – последний архитектор, получивший классическое архитектурное образование.

- А он готов к жестким решениям?
- Готов. Кроме того, он отличный архитектор-практик. Вот ограда Смольного стоит.

- Ограда – не здание…
- Э, нет. Ограда в Питере, да еще в центре города… Это не просто забор.

- Может быть, надо, чтобы председателем КГА все-таки был главный архитектор? 
- У меня был такой эпизод. Я четыре года занимался формированием участка под строительство на самой маковке Поклонной горы. Я кусок территории от 4-й больницы оттяпал, кусок от 2-й туберкулезной больницы, которая рядом, похоронил «клеверный лист», который был утвержден горисполкомом…

- Это что такое?
- Это развязка на пересечении пр. Тореза, Северного пр. и пр. Энгельса. Бадмаева дача там была, тоже я с нею разобрался. С поклонниками Гришки Распутина, которые говорили, что его труп вывезли и именно там сожгли, – мне пришлось доказывать, что его сожгли в точке, находящейся ныне под асфальтом Северного проспекта. Не скажу, что я постоянно этим занимался, но четыре года время от времени двигал. В итоге сформировался участок. Главным врачом 4-й больницы им. К. Маркса (ныне – святого великомученика Георгия) был Редько Александр Алексеевич (с 1987 г.). Он потом стал председателем Комитета по здравоохранению (1996 – 1997). А потом стал депутатом. Вдруг он мне в двадцатых числах марта 2004 года звонит: «Что ты там строишь? Я завален письмами. Там какое-то уродство из кирпича красного и зеленого цвета». Я говорю: «Да я вообще не имею отношения». – «Как не имеешь отношения! Ты столько лет этим занимался». А мы с ним затевали там построить жилой дом медработников, потому что кругом очень много больниц. Я ему час доказывал, какие у нас отношения в нашем архитектурном мире - по понятиям. Харченко (главный архитектор Петербурга в 1991 – 2004 гг.) терпеливо ждал, пока я решу все эти проблемы, а потом отдал участок кому-то из своей лавочки. 

Я не поленился, съездил, посмотрел на это полосатое строение, вернулся домой и написал Матвиенко письмо на 5 страницах. В котором рассказал все, что у нас творится. В частности, я рекомендовал во главе КГА иметь не главного архитектора города, а нейтральное лицо, менеджера. А главный архитектор города, главный архитектор по градостроительству, главный инженер города, главный художник города – будут замами председателя КГА. Четыре зама. Часть рекомендаций Матвиенко в 2008 г. выполнила. 

Вообще для главного архитектора города надо иметь такую фигуру, как Каменский (1907 – 1975, главный архитектор Ленинграда в 1951 – 1971 гг.). Его власть ненавидела, а ненавидела она его потому, что он не допустил разгрома города, подобного тому, который случился в Москве в 1960-е годы. Он готовил наследника – Владимира Васильевича Попова. У нас не было сомнений, что Володя Попов будет главным архитектором города. Не стал. А стал Булдаков (Булдаков Геннадий Никанорович, 1924 – 1990, с 1978 по 1986 г. – главный архитектор Ленинграда). Он абсолютно был послушным. Такая фигура не может быть главным архитектором города.

- Митюрев такой же послушный…
- Не знаю, пройдет время, он себя покажет (Митюрев Юрий Константинович, род. В 1949 г., первый зам. председателя КГА - главный архитектор Петербурга с ноября 2008 г.).

Заплатная архитектура

- Вернемся, однако, к внедрениям в историческую застройку. Речь идет о сносе зданий не первой и даже не второй величины по значимости. Допустим, реновация Красноармейских улиц – рот Измайловского полка. Выглядят тут все дома непрезентабельно. Может, их все снести?
- Наш город очень необычный. Во-первых, самый молодой крупный город в Европе. Чтобы пятимиллионная громада возникла в Европе – это случай беспрецедентный. Во-вторых, с самого начала было принято решение, что город должны застраивать художники. Художник из любой дряни – глины, известки, леса – сделает произведение искусства. А нехудожник, дай ему хоть золото, малахит, что угодно, сделает дрянь.

В Питере с первых лет его возникновения начала формироваться корпорация архитекторов, которая шла на полшага впереди. И когда у власти появлялась необходимость что-то построить, у архитектурной корпорации Питера уже была готова разработка. И люди того времени понимали, что город развивается, что это не музей, что его нельзя зафиксировать. Архитектурная корпорация безжалостно сносила то, что было уже построено, то, что всем нравилось, но взамен предлагала то, что было бесспорно лучше. Адмиралтейство строилось 3 раза, Зимний дворец, кажется, тоже 3 раза, Исаакиевский собор строился 4 раза. Кваренгиевскую биржу на треть уже выстроили – Кваренги не самый последний архитектор был – снесли, построили томоновскую.

- То есть если взамен старого предлагают новое, которое лучше по художественным качествам, то имеет смысл им заменить старое?
- Имеет смысл, но для этого надо иметь ту корпорацию, высокоавторитетную и высокопрофессиональную, которой сейчас нет. Архитектурная корпорация пережила революции и войны и просуществовала до 1950-х годов, до разгрома архитектуры. Потом началась деградация, последние фазы которой мы наблюдаем.

- Если бы корпорация была, то весь квартал Красноармейских улиц можно было бы снести и построить заново?
- Фельтеновские дома на Дворцовой площади снесли же, а Фельтен был Фельтен. И композиция Росси бесспорно лучше.

- А в отсутствие архитектурных сил не стоит посягать на исторический Петербург?
- Совершенно верно.

- Но ведь сегодня все равно строят, выхватывая отдельные дома из ряда однотипных.

- Я  называю это заплатной архитектурой. Замена одного дома на другой.

- А если будет решение снести сразу целый квартал, где находятся роты Измайловского полка? Памятников архитектуры там почти нет, на пространстве всех рот только 4 памятника федерального значения и 7 – местного, в основном тут фоновая архитектура второй половины XIX века, доходные дома… Их не жалко?
- Классический Питер, который все любят и ценят, расширялся и вытеснял стихийную серую застройку. И процесс вытеснения серого надо восстановить. Надо не просто плохой, ветхий, неудобный дом заменять хорошим, удобным, но эстетически точно таким же – никаким, серым. Этого недостаточно. Надо что-то предлагать.

- Но мы тогда должны уйти от заплатной застройки. Перейти к уровню проектирования кварталов. Иначе посреди домов старого фасона будут торчать бездарные остекленные высотки.
- Это проектное предложение должно быть частью будущей целостной композиции.

- Но про будущее сейчас никто не думает. Реально получится, что во рту, который полон гнилых зубов, торчит новый золотой. Что сейчас-то делать? Снести и восстановить в том виде, какой был до сноса? Сохранить старое здание?
- У нас архитекторов в городе практически нет, у нас строят дизайнеры. А дизайнер – это проектировщик, который действует в рамках и по законам массовой культуры. Для дизайнера самое главное – заказчик. Как он скажет, так он и сделает, получит деньги, и после этого хоть трава не расти. У нас понятия стиля архитектурного нет, у нас есть мода. Если этим адресом займется архитектор, он должен сделать проект этого дома и показать всем, что он закладывает там композицию, которая в дальнейшем, через энное количество лет будет продолжена, и мы получим кусок города, эстетически равноценный кварталам в исторической части. Хотя и в исторической части много мусора.

- Пока, значит, надо подождать что-то строить взамен старого?
- Застройщиков тоже нужно пожалеть. В отсутствие архитекторов требуются серые, незаметные архитектурные решения, если не можешь что-то предложить «сверх». Вот, например, заплата позади Казанского собора. Ведь грамотный архитектор должен был осознать то место, которое он застраивает. Конкурировать с Казанским собором глупо. Надо было незаметно встроиться в серый фон. Был такой в Петербурге, на рубеже XIX и ХХ веков, архитектор по фамилии Иванов. Он знаменит тем, что построил больше сотни домов в Питере, абсолютный чемпион, он нигде не провалился, но и шедевров за ним не числится. Вот идеально серый архитектор.

Два хороших места для паркингов


- Иными словами, надо новые здания проектировать мимикрирующими под стиль среды, серыми, невыделяющимися?
- Либо точно воспроизводить то, что было, либо сделать что-то более красивое, но безусловно сидящее на этом месте. К этому вопросу надо привлечь и инвесторов, которые должны разумно выбирать архитекторов. Дизайнеры, которые сляпали здание банка «Санкт-Петербург», обрекли своих заказчиков на очень трудное будущее. Банк должен теперь годы тратить деньги, усилия, время, нанимать журналистов, чтобы те доказывали, что эта чудовищная коробка не похожа на унитаз. По неписаным законам нашей профессии, когда для фирмы строят здание, оно должно стать символом этой организации. Если их устраивает, что символ банка – унитаз, ради бога.

- А что делать со зданием на Мойке, 102, у Поцелуева моста - сейчас тут стоит 3-этажный дом, в котором раньше был детский сад, потом хостел. Евгений Герасимов предложил взамен существующего поставить 7-этажное здание, которое к тому же по габаритам вылезает за пределы этого детского сада.
- Детский сад, конечно, надо убирать.

- Но по охранному законодательству там новое нельзя строить.
- Но построили же детский сад.

- То есть теперь, нарушая закон, стоит поставить что-то новое, исправляя новым нарушением старое нарушение?
- Безусловно.

- А проект Герасимова, хотя он выше на 3 этажа того, что можно здесь поставить, и выходит за границы участка детского сада, нарушая межевание, примерно в стиле этого места?
- Большинство проектов Герасимова –  заплаты. Эти заплаты он делает достаточно удачно. А когда он выходит на градостроительный уровень, как с банком «Санкт-Петербург» на Малоохтинском пр. или с гостиницей на пл. Островского, - у него полный провал.

- Итак, на Мойке хотят ставить заплату вместо детского сада. Но при этом поговаривают, что нужно подвергнуть реновации весь квартал. Почему бы сразу не озадачиться?
- Если на инвестора повесить целый квартал, он повернется и уйдет.

- А город что должен делать? Раньше мастерские Ленпроекта делали генплан, скажем, застройки Ленинского проспекта. А сейчас генплан для большого участка города возможно сделать?
- По-моему, нет.

- Значит мы обречены на заплатный метод, который вы подвергли резкой и справедливой критике?
- Нет, я не подверг заплатную архитектуру критике. Архитектор, который проектирует это здание, обязан сделать точку роста – с прицелом на будущее, на будущую композицию. И городской власти будет легче, когда появится точка роста, направить туда следующего инвестора. И в конце концов сделать кусок нового города.

- А вот между Невой и проспектом Обуховской Обороны много заводов. Как заводы они теперь не работают. Конечно, это промышленная архитектура конца XIX века, однако в Петербурге ее избыток, и везде делать музеи и арт-центры –  экспонатов не хватит. Может быть, снести старые заводские здания вдоль Невы и сделать здесь новую набережную, новую жилую застройку?
- Безусловно, снести. Но только в одном случае: если будет талантливое решение.

- А если не будет, что делать?
- Не будет – подождать.

- В начале апреля в Смольном сформировали список адресов, где вместо жилых домов, названных аварийными, собираются поставить многоэтажные паркинги. Вот список*.

- Кто составлял этот список?

- В основном Комитет по транспортно-транзитной политике. Его возглавляет Алексей Бакирей, молодой человек 1980 г. рождения, кандидат политических наук, юрист.
- Я почему поинтересовался составителем… Есть два безусловных адреса, где, возможно, и нужно построить паркинги. Автором этой идеи был Юрий Филиппович Соловьев (первый секретарь Ленинградского обкома КПСС в 1985 – 1989 гг.). В партии, видимо, какая-то волна прошла в 1980-е гг., когда на должности партсекретарей стали назначать не партийных чиновников, а профессионалов. Соловьев был прекрасным инженером, возглавлял Метрострой. А я был у них «придворным архитектором». И при первой встрече со мной Соловьев сказал, что у нас два места есть, где воздухозаборы метрополитена выходят наружу. И они находятся в городской застройке на 1-й Советской и на Свечном. На Марсовом поле тоже есть воздухозабор – но это место в советское время не могло обсуждаться. По этим двум адресам надо воздухозаборы поднять над кровлей, а пространство вокруг них обстроить. Жилье, безусловно, там не может быть, потому что шум от метро не изолировать никак. Мы сразу предложили сделать крупные многоэтажные гаражи. Но в советское время это было не актуально. А сейчас актуально.

И вот этих двух адресов в нынешнем списке нет. Этого молодого человека надо выпороть: два адреса, которые я назвал, должны были возглавлять список. Пакет согласований по этим паркингам у меня хранится. Документы, конечно, устарели, но там доказана техническая возможность это сделать. Вот с чего надо начинать. Причем я доложил этот вопрос главному архитектору Митюреву – удивительно, что на эти адреса не обратили внимания. 

Комментарий о Градсовете

Предложенный Кондратовичем проект нового Градостроительного совета нельзя признать разумным хотя бы потому, что ни губернатор, ни руководители комитетов в архитектуре вообще не разбираются. Архитекторы, может быть, имеют плохое образование, но с чиновниками в этом смысле дело обстоит еще хуже. Хотя понятно, что за предложением заменить архитекторов на чиновников стоит вполне оправданное недовольство архитекторами – наиболее активной их группой, которая одновременно и строит, и сама себе разрешает строить, заседая в Градсовете. Однако проект чиновничьей вертикали производит впечатление утопии. Тем более что в этот государственный орган власти встроен руководитель общественной организации – Союза архитекторов.

* Список адресов, где хотят построить паркинги: ул. Розенштейна, 39; наб. Обводного кан., 118, лит. Б, наб. Обводного кан., 114, корп. 2, лит. А; Б. Подьяческая ул., 24/63, лит. А (угол с Садовой ул.); Гончарная ул., 11, лит. Б; Лиговский пр., 117, лит. Г; Лиговский пр., 141, лит. Б, И; Тележная ул., 21, лит. А; Тележная ул., 29, лит. А, Г; 4-я линия В. О., 51, лит. А; 9-я линия В. О., 46, лит. А, Б; 14-я линия В. О., 89, лит. А, В; Ул. Блохина, 6/3 (угол с Провиантской ул.); Большой пр. П. С., 28.

Михаил ЗОЛОТОНОСОВ, фото spbmy.ru

sperling

Аватар

Откуда: С-Петербург

На сайте с: 20 фев 2011

Сообщений: 1383

21 Апреля 2012, 00:20

опять этот архитектурно-партийный вельможа вещает :)))  готовит, так сказать, "почву" для зачистки города...  Провокатор за работой - производится  вброс заведомо сомнительных мыслишек, чтобы подготовить исподволь общественное мнение к грядущим неприятностям. 

 

:))Он всем тут задаст трепку или порку. Вот перл про главу Комитета по транспортно-транзитной политике Администрации города: "..Этого молодого человека надо выпороть: два адреса, которые я назвал, должны были возглавлять список. .."   Вот так партийный "придворный", как он сам себя называет, архитектор готов поступить с несогласными. Та еще школа и воспитание.   

 

А вот еще:

Провокатор спрашивает сановного вельможу: "Может быть, снести старые заводские здания вдоль Невы и сделать здесь новую набережную, новую жилую застройку?"

Ответ партийного "придворного": "- Безусловно, снести...." 

И правда чего тут думать-то!? Эка невидаль - краснокирпичные заводские корпуса стоят, землю занимают, когда инвесторам негде воткнуть свои элитные новостройки для богатеньких жильцов, чтоб им до своих офисов недалеко было идти. :)

 

 

« Последнее редактирование: 21 апр 12, 01:49 от sperling »

gopnitsa

Аватар

Откуда: Санкт-Петербург

На сайте с: 19 янв 2012

Сообщений: 24

21 Апреля 2012, 01:43

Замечательно. Иванов, значит, посредственность, а Кондратович, безусловно, светило. Самое отвратительное, что "благодаря2 последователям этого "светила" в городе и пригородах столько всего было разрушено...

Навигация по форуму
Переход на форум:
Сейчас на форуме
Сообщения
Всего тем: 1324
Всего сообщений: 53173
Посетители
Гостей: 214
Всего сегодня: 1001