Форум Архитектура Санкт-Петербурга

Архитектура Санкт-Петербурга

Обсуждение архитектурных тем

История дома

агс

Аватар

Откуда: Санкт-Петербург

На сайте с: 15 мар 2019

Сообщений: 3

15 Марта 2019, 11:16

Прошу поделиться информацией о истории дома №26 по 1 Красноармейской или дома №4 по Измайловскому пр., год постройки, год реконструкции, фотографии и т.п.

__________________
шабара

vladimir-2013

Аватар

Откуда: Санкт-Петербург

На сайте с: 19 янв 2013

Сообщений: 1324

15 Марта 2019, 21:21

агс

Аватар

Откуда: Санкт-Петербург

На сайте с: 15 мар 2019

Сообщений: 3

16 Марта 2019, 13:43

Эти ссылки у меня есть, но дом 4 по Измайловскому пр. построен гораздо раньше и на снимках начала прошлого века дом 4 и дом 26 двухэтажные. До 1962 года эти дома были объединены одним адресом.

__________________
шабара

агс

Аватар

Откуда: Санкт-Петербург

На сайте с: 15 мар 2019

Сообщений: 3

16 Марта 2019, 13:56

Вопрос в том где, а каких архивах, можно найти эту информацию?

__________________
шабара

люблюпитер

Аватар

Откуда:

На сайте с: 02 сен 2012

Сообщений: 1636

30 Апреля 2020, 22:37

                                             Тверская ул., 11

 

18-я коррекционная школа имеет дробный адрес: Кавалергардская, 9/11. Он возник из-за небольшого здания, выходящего фасадом на Тверскую улицу, имеющего номер 11 как по Тверской, так и по Кавалергардской улице. Здание это, на первый взгляд, мало примечательно: четырёхэтажное, без каких-либо архитектурных особенностей. Не сразу бросается в глаза скромная мемориальная доска между первым и вторым угловыми окнами второго этажа с правой стороны. Но тот, кто остановится и прочтёт надпись, безусловно, захочет узнать об этом доме поподробнее. Мемориальная доска эта установлена в 1987-м году к Всесоюзной акции «Люди блокадной поры». Именно в этом здании располагался интернат для испанских детей с 1937 по 1942 гг.

 Сам дом по Тверской, 11 был построен в 1865-м архитектором Карлом Карловичем Андерсоном как богадельня и приют Германского благотворительного общества. Он был рассчитан на 120 человек. Андерсон был шведским подданным, он служил архитектором при Попечительном комитете заведений общественного призрения и спроектировал целый ряд подобных зданий. Самой известной его постройкой является Шведская лютеранская церковь на Малой Конюшенной в Санкт-Петербурге. Известно, что богадельня Германского общества существовала еще в 1891-м году. В 1903-м в доме располагался приют Германского благотворительного общества на 80 детей. В таком виде здание функционировало до 1917 года. В 20-30-е годы там находился детский дом, интернат. В 1928 году – школьный детский дом № 1. В 1935 – дошкольный детский дом № 1.

Одна из самых интересных страниц в истории здания началась в 1937-м году. Когда на Тверскую, 11 прибыло 300 испанских детей в возрасте 14-16 лет. В этом же году жительницей Тверской стала моя мама, и она рассказывала мне об испанских мальчиках, которые прожили в интернате всю первую блокадную зиму, и были в марте 1942 года частично эвакуированы за Уральские горы, в Центральную Азию. Многие воспитанники-испанцы к тому времени уже стали юношами и ушли в народное ополчение защищать Ленинград, а также воевали на различных фронтах Великой Отечественной войны. Есть свидетельства того, что с началом войны испанские юноши стали штурмовать ленинградские военкоматы с просьбами отправить их на фронт, в чем первоначально им было отказано. Но конечный результат все же был положительным.

 Интернат на Тверской, 11 был не единственным интернатом, куда поселили прибывших в Ленинград испанцев. Существовал еще испанский детский дом-интернат № 9, находившийся в здании школы по адресу Невский пр., 169. Этот интернат работал с 3 октября 1937-го по август 1940-го года. Потом часть детей оттуда перевели в интернат на Тверскую. Историю двух испанских интернатов подробно описал в своем журналистском расследовании публицист В.Г. Даев в книге «Испанские гости на Родине Садко: итоги журналистского поиска». Самое сильное впечатление на приехавших испанцев произвела суровая русская зима: в первое время они даже боялись выходить на улицу. Эти маленькие колонии испанских детей строились по социалистическому принципу коллективизма. Летом испанцев вывозили в пионерские лагеря. Обозреватель «Санкт-Петербургских ведомостей» С.Е. Глезеров приводил в своей статье выдержку из газеты «Ленинградская правда» за 1938 год, где говорилось, что испанские дети из ленинградских интернатов в июле отдыхали в «Мартышкино». Отдыхали они и в Сиверской. Воспитывали и обучали детей в интернатах испанские и русские педагоги. Некоторые из испанских педагогов позже подверглись репрессиям. Начальная школа в интернатах была, со средней же дело обстояло сложнее. Ребята учились и одновременно получали рабочие специальности. В частности, испанские подростки, проживавшие в интернате на Тверской, учились в авиационном техникуме. Техникум находился на Средней Рогатке. Транспорт с начала блокады не ходил. Каждое утро учащиеся проделывали путь в 11 км пешком с Тверской улицы до ул. Ленсовета, 14.

Описан ещё один случай, произошедший с воспитанниками Интерната на Тверской. Когда лётчик Севастьянов сбил 5 ноября 1941 года немецкий «Хенкель», самолет, упал в Таврический сад. А фашистский пилот катапультировался и приземлился на углу ул. Салтыкова-Щедрина (ныне Кирочная) и Маяковского. Его сразу же обступила толпа разъярённых женщин. Спасти фашиста от самосуда помогли испанские юноши, дважды смыкавшие плотное кольцо вокруг немецкого летчика. Судьбы испанцев сложились по-разному. Понятно, что в Испанию, где власть захватил генерал Франко, они после окончания Гражданской войны вернуться не могли, это были, в основном, дети испанских коммунистов. Но буквально единицы из уцелевших всё же возвратились на историческую родину много лет спустя. Советское правительство не хотело выпускать приехавших в 1937-м году испанцев, мотивируя это тем, что жизнь в СССР гораздо лучше, чем в Испании. Первая реэмиграция состоялась после смерти Сталина, в 1956 году. Вторая – после смерти генерала Франко, в 1976 году. Кто-то из бывших воспитанников интернатов ассимилировался на территориях, куда был эвакуирован из блокадного Ленинграда. 156 испанцев погибли, защищая Ленинград. Некоторые оказались в странах ближнего и дальнего зарубежья. В 1993-м году вблизи небольшого испанского селения была создана резиденция «Эль Реторно» для «испаносоветикос», где проживало 25 человек. Ольга Берггольц в стихотворении «Встреча» 1937 года, также пишет про испанских детей:

«Не стыдись ни счастья, ни печали,

Не скрывая радости своей –

Так детей испанских мы встречали,

Неродных, обиженных детей».

Ольга Берггольц

После того как испанский интернат закрылся, весной 1942 года в особняке Андерсона разместился специальный детский дом № 80. Он назывался «специальным», потому что это был единственный детский дом в Ленинграде, где размещали маленьких детей, чьи родители были на фронте, или погибли в блокаду, и у которых не было близких родственников. Как специальный детский дом он проработал 20 лет – с 1942 по 1962 годы. Обучались ребята в соседних школьных зданиях. В 1943 году было введено раздельное обучение мальчиков и девочек, до 1954 года мальчики обучались в мужской школе № 158 (ул. Красной Конницы, 9), девочки – в женской № 154 (ул. Красной Конницы, 7). В 1954-м году школы были объединены в школу № 158 (ул. Красной Конницы, 9). Первый год, после объединения школа была восьмилеткой. Номер 154 школа получила уже в 1956-м, когда я и стала ученицей её первого класса.

Заместитель директора по воспитательной работе коррекционной школы № 18 Е.Н. Юдина и заведующий школьным музеем А.И. Раковский тепло встречают меня в помещении музея. Они привели на встречу со мной бывшую воспитанницу детского дома № 80 Лидию Александровну Брагину. Лидия Александровна появилась в детском доме на Тверской в 1943-м году, и было ей тогда 6 лет. Их было человек 250 детей. 14-16 –летние ребята были заняты на сельхозработах, те, что помладше, помогали в самом здании. Лидия Александровна упомянула в разговоре со мной «американскую помощь» детдомовцам: Лида получила шубку и шапочку. Руководство блокадного города направляло в этот детский дом лучшие педагогические кадры. Лидия Александровна помнит директора Е.В. Князеву, воспитателя М.Л. Гейман, библиотекаря Л.С. Миллер. Над специальным детским домом № 80 было организовано шефство, в частности, таких близлежащих организаций как завод «Автоарматура» и Клуб главной Водопроводной станции. По инициативе бывших воспитанников детского дома № 80 в 1967 году в Ленинграде был создан Союз воспитанников детских домов блокадного Ленинграда. Каждый год, 27 января, в День снятия блокады Ленинграда, бывшие воспитанники детдома собираются в особняке на Тверской и вспоминают своих согруппников, нянечек, воспитателей. «В этом году пришло всего 9 человек», – вздыхает Лидия Александровна. «К нам приезжали и «испанские дети», оставшиеся в России», – вспоминает она, – «Они плакали, целовали стены». До конца 80-х годов напротив корпуса К.К. Андерсона, во дворе, существовала ещё одна достопримечательность: одноэтажная постройка, и я, проживающая на Тверской улице с 1950 года, её хорошо помню. Там во время и после войны были швейные и столярные мастерские. А в 80-е годы находилось молодёжное КБ, из стен которого вышел снискавший международную известность автомобиль «Лаура».

В 1965 году «дом Андерсона» стал функционировать как вечерняя сменная школа № 75 Смольнинского района. В середине 80-х годов прошлого века там работали отдельно младшие классы школы № 154. Мой сын посещал эти занятия с 1985-по 87 годы. Там же он занимался с педагогом музыкой.

Татьяна Михалкова, член Союза журналистов СПб и ЛО, жительница МО Смольнинский.

(статья в газете "Муниципальный округ Смольнинский",№6, апрель 2020.)

 

Навигация по форуму
Переход на форум:
Сейчас на форуме
Сообщения
Всего тем: 1320
Всего сообщений: 53021
Посетители
Гостей: 345
Всего сегодня: 4974